Виктор Косихин на «Завтраке с «Капиталистом»: «Хочу поставить памятник первому смесителю!»


25 лет назад в крае появилась компания «Реноме», которую создал недавний барнаульский чиновник Виктор Косихин. За несколько лет головокружительного взлета торговое предприятие, продававшее на Алтае импортную косметику, превратилось в многоотраслевой холдинг. «Реноме» в известном смысле было тогда чуть ли не визитной карточкой успеха, а Косихин стал одним из лидеров предпринимательского сообщества региона и любимцем прессы. Сегодня он руководит промышленным предприятием, входящим по версии РБК Research в число ведущих компаний парфюмерно-косметической отрасли России. О превратностях бизнеса в сибирской провинции мы и поговорили с директором компании «Ренессанс-Косметик» Виктором Косихиным.


1


ПОХОД ВО ВЛАСТЬ

— Виктор Павлович, как вы, профессиональный строитель, занялись таким специфическим бизнесом как производство бытовой химии и косметики?

— Это долгая история. После окончания «политеха» (ПГС, промышленное и гражданское строительство) прошел путь от мастера до начальника управления в тресте «Барнаулжилстрой». Изучил строительную отрасль, что называется, «от и до». Поэтому неслучайно, наверное, в 1983 году меня пригласили на работу в Барнаульской горисполком, где, будучи заместителем председателя, курировал всю строительную отрасль. Работа очень ответственная. Пять лет — под начальством Мельникова (Анатолий Иванович Мельников, председатель Барнаульского горисполкома с 1972 по 1986 гг. — А.К.), почти столько же – при Баварине (Владимир Николаевич Баварин – председатель Барнаульского горисполкома с 1986 по 1991 гг., с 1991 года – глава администрации Барнаула, трагически погиб в автокатастрофе 22 февраля 2003 года – А.К.). Такую жизненную и управленческую школу прошел – просто обалдеть! И даже чуть главой Бийска не стал однажды…

— Вот как! Расскажите поподробнее.

— Помнится, было это в 1985 году. Мне – 34 года. Тогда Бийск замерз, и прежнего руководителя города сняли. Вызывает меня председатель крайисполкома Виктор Тимофеевич Мищенко и предлагает пойти на Бийск. Мищенко ко мне очень хорошо относился, а в краевой власти, видимо, за моей карьерой внимательно следили. Я, признаться, растерялся. Говорю, подумать надо, посоветоваться дома. Жене Наташе докладываю: мол, так и так, предлагают ехать в Бийск, что делать? А она над диссертацией тогда работала: «Какой Бийск?». В общем, категорически против. Прихожу к Мищенко: «Виктор Тимофеевич, вы вольны мне приказать, и я поеду. Но мне тогда придётся разводиться, семья развалится». Потому что ну как, мотаться вот так, как Евдокимов, мотался? Тем более молодая семья, вот только-только вместе… И я отказался тогда от Бийска.

— В 1991 году вы покинули городскую власть. Не сработались с Бавариным?

-У нас всё было нормально. К слову, мы с Бавариным родились в один день, 9 марта. Только я — в 1951 году, а он — в 1939. По восточному гороскопу – под одним знаком. По характеру были очень похожи. Он такой же горячий, взрывной. Отработали три года – все в порядке.Владимир Николаевич только постигал науку городского управления, а я, между прочим, уже 8 лет отработал. А потом началась какая-то непонятная возня, у меня появились завистники и конкуренты, которые начали дуть в уши начальству, подставлять. Пошли придирки, какие-то необоснованные претензии и обвинения. В один прекрасный момент после очередного жесткого разговора с Бавариным я его в сердцах просто послал на … (понятно, куда!) и хлопнул дверью. Думаю, он просто обрадовался такому исходу. Дома жена огорчилась: «Куда ж ты пойдешь? Посмотри, что вокруг творится!». А на дворе – 1991 год. Быстро собрали коллектив, попрощались, поблагодарили… Помнится, в приёмной горисполкома висела картина. Вот её быстренько завернули, сунули в подарок — и привет, до свидания!

— И никакую другую работу не предложили?

— Абсолютно! Ушел, что называется, в пустоту, в никуда. Единственный человек, который мне помог, это Германенко Владимир Сергеевич, тогда замглавы краевой администрации. Он меня ценил, знал мои возможности. Я ему сказал, что готов на любую работу, и он тогда мне предложил возглавить трест «Алтайгражданстрой», которым в ту пору, мягко говоря, не слишком успешно руководил Игорь Савинцев (Савинцев Игорь Георгиевич, с 2010 года – глава администрации Барнаула, в марте 2017 осужден за должностные преступления – А.К.). Согласился, ведь строительная отрасль – это мне профессионально близко. Пытался в тех условиях, когда все рушилось, что-то сохранить, построить, появились первые какие-то удачи. Время было очень тяжелое, безденежье началось, а потом начались разукрупнения, реорганизации… Все тресты, на которых раньше многое держалось, посыпались. Рухнула вся вертикаль управления. Подчиненные перестали подчиняться, указания руководства не выполнялись или игнорировались, директоров выбирали… Я, как руководитель, честно говоря, потерялся и ясно осознал, что так не могу работать. Плюнул на все это и ушел работать в бизнес, к «афганцам». Тогда ими командовал Коля Шуба (Николай Михайлович Шуба – ветеран Афганистана, с 1991 по 1997 гг. – представитель президента РФ в Алтайском крае – А.К.). У «афганцев» была в те времена крупная торговая компания «Алтай-Кабул», куда меня и пригласили на работу руководителем. Директором там был чистокровный афганец Арганд Майнутдин. Бежал сюда, когда советские войска ушли из Афганистана. Бизнес его был такой очень своеобразный, чисто восточный – «продал-гуляй». Ну и вообще – сплошная восточная экзотика плюс колорит «девяностых»! К примеру, улетает в Дубаи, звонит оттуда мне и заявляет, что срочно надо миллион велосипедов найти, что тут, мол, очень хорошая сделка намечается. Я ищу велосипеды по всей России. Нахожу, звоню ему, а он мне: уже не надо. Вот примерно так и работали. Директора деньги перечисляли по предоплате, а потом начинается: деньги где-то зависли (то ли в Иране, то ли в Афганистане…), караван застрял и все такое. Проходит месяц, другой. Директора звонят: Виктор, ты совесть-то имей… Я к Арганду: где там твой караван идет? И вот так раз, два, а потом плюнул и ушел. Вот тогда в 1992 году и основал компанию «Реноме», которой, как вы правильно сказали, в этом году ровно 25 лет исполняется.

«РЕНОМЕ»

— У «Реноме» был такой головокружительный взлёт, превративший компанию в одну из ведущих торговых предприятий. Появилась своя сеть магазинов.

— Помимо косметики, парфюмерии я тогда начал заниматься продовольственной розницей, четыре магазина открыл в Барнауле.


2

Полтора десятка фур и рефрижераторов курсировали между Москвой и Барнаулом. Одних секьюрити было только человек тридцать. Годы были лихие, ни одна поездка не обходилась без стрельбы.

Впрочем, несмотря ни на что, время было интересное. В «Реноме» собралась молодая, энергичная, амбициозная команда. Были деньги, журналисты в то время липли прямо. Не только из-за денег, а потому что мы много интересного делали. Провели, к примеру, в драмтеатре в 1996 году вместе с москвичами из компании «Хенкель» первый конкурс красоты. Одна из участниц его сейчас диктор на втором канале и ведущая программы «Поверь в себя».

— Но грянул кризис 1998 года…

— Ну, видишь ли, 98-й год — это на самом деле был тяжелейший для многих бизнесменов год, когда доллар взлетел с 6 до 30 рублей. А у меня же все контракты были валютные, я же поставлял импортную косметику. Соответственно, ты берёшь товарный кредит, но в договоре, естественно, фиксируешь цену по тому курсу, который существует на момент сделки. А наше правительство с господином Кириенко рубль опустило, и в считанные дни доллар улетел до 30. Представляешь, ты должен в пять раз отдать денежной массы больше. В пять раз! Практически я оказался банкротом, и мне нужно было отдавать огромные деньги.

— А как выкарабкались?

— Да очень сложно. И бандиты, и силовики прессовали очень сильно. Меня мой телохранитель Саша, который был потом охранником у Евдокимова, не отходил от меня месяцев 6-7. Встречал и провожал, за дочерью Настей приглядывал, поскольку и ее запугивали со страшной силой. Пришлось многое продать, чтобы рассчитаться с долгами – весь автотранспорт, какие-то магазины. Тяжелый был период… Тогда уже понял: надо заниматься производством.

«РЕНЕССАНС-КОСМЕТИК»: ОТ СМЕСИТЕЛЯ ДО АВТОМАТИЗАЦИИ

— С чего начинался ваш завод?

— Еще в 1995 году, задолго до кризиса, купил участок, где раньше располагалось автохозяйство «Алтайводстроя». К тому времени мелиорация приказала долго жить, имущество начали потихоньку распродавать. На этих 4 га у меня и базировался автопарк «Реноме». Вот на этой площадке и начал строить новое производство.

Надо сказать, что все предыдущие годы, когда торговал импортной косметикой, думал о том, как бы самому выпускать продукцию. Ведь любой их продукт возьми, там 80 процентов – вода и только 20 — это компоненты. Ездил к немцам, на завод Swarzkopf, был во Франции, где увидел, как это делается. Уже приценивался, как это организовать здесь, на Алтае. А тут мне поляк один помог. Приехал я как-то в Москву, а он там в каком-то гараже шампуни делает. Напросился в гости. Смотрю, а технология-то не такая уж и сложная. И говорю поляку: продай мне твои смесители. Он: ну, давай, бери. По рукам ударили. У меня до сих пор сохранился этот смеситель. Хочу памятник ему поставить, у меня тут сквер красивый появится скоро на территории завода. Вот и установлю его на пьедестал, чтобы все знали и видели, с чего наш завод начинался. В общем, в 1999 году принял окончательное решение: организовать первое производство.


3


— А что было первым продуктом?

-Шампунь. Сделали несложную бутылку, купили пробку, этикетку.

— За последние три года объём производства на «Ренессанс-Косметик» вырос почти в два раза. Откуда этот рост? Вы целенаправленно наращиваете производство либо ситуация на рынке для вас так удачно складывается?

-Тут, я тебе честно скажу, нужно просто работать и очень внимательно следить за конъюнктурой. Вот сейчас во Францию ездил, привёз оттуда целый чемодан всякой парфюмерии и косметики. У нас работают профессиональные маркетологи, мы следим за тем, что нужно рынку, потому что сейчас время такое. Как на велосипеде: остановишься – обязательно упадешь. Наша бизнес-стратегия, как это банально ни звучит, такова: в нужное время оказаться в нужном месте. Вот эти два ключевых условия, два главных принципа надо помнить как «Отче наш» и всегда соблюдать. Если ты их выполняешь, то ты успешен в бизнесе. Хотя залог успеха – не только в рациональности и продуманности. Успешный бизнес, как мне кажется, во многом зависит от состояния души. Я иногда по полночи не сплю: переживаю, думаю, ворочаюсь…

Всё о работе что ли?

— Не поверишь, но да!

— И что вас нынче особо беспокоит, тревожит?

— Кадры, их профессионализм, мотивация. Потому что нужны специалисты. Те, кто сегодня к нам приходит, кого мы берем на работу, нас не устраивают: они очень слабые, какие-то апатичные. Ведь более сильные и амбициозные уезжают, к сожалению, в Новосибирск, Москву, Питер, Краснодар. Увы, никаких серьезных стимулов работать здесь, на Алтае, нет. Перспектив мало: ни достойной зарплаты, ни карьерного роста. Здесь просто становится жить неинтересно. Это печально.


4


— И что делать?

— Все равно работать! Вот мы тут готовим соглашение с Землюковым (Сергей Валентинович Землюков, ректор Алтайского государственного университета – А.К.). Они в университете лицензируют новое направление подготовки в области химических технологий. А на нашем предприятии предлагают открыть базовую кафедру, стать базой для подготовки дипломных работ, практики. Наши специалисты будут читать им лекционные курсы. Проблем нет, я готов! С одной стороны, поможем университету, чтобы выпускники, что называется, вживались в профессию, ощутили настоящее, реальное производство. А с другой — конечно, преследую свою цель. Я хочу увидеть этих мальчишек, девчонок, глаза в глаза, какую-то искорку в них заронить и к себе самых интересных, творческих и перспективных позвать. Буду с ними составлять разговор, подписывать какие-то контракты еще в студенчестве, даже финансировать, стипендию какую-то назначить. Чтобы в дальнейшем они пришли сюда.

«ДЕЛИТЬСЯ НАДО!»

-Виктор Павлович, нынешний кризис, падение платёжеспособного спроса как сказались на вашем бизнесе? Все-таки ваша продукция к категории товаров первой необходимости не относится.

— Вот наш рынок очень структурирован, я бы даже сказал, жестко структурирован. Мы всегда были ориентированы на самый низкий ценовой сегмент, не лезли в середину и, тем более, выше. Там «сидят» крупные федеральные компании и транснациональные корпорации. Они занимают эту нишу по всему миру. Это торговые марки, бренды, которые десятилетиями держатся на рынке и поддерживаются мощнейщими рекламными кампаниями. Чтобы попасть в эту «высшую лигу», нужны огромные рекламные бюджеты. Взять, например, наш «Эвалар», который, по некоторым подсчетам, тратил, чтобы завоевать национальный рынок, более 1 млрд. рублей. Долбали по всем каналам! Правда, что-то в последнее время, как я замечаю, объем и интенсивность рекламы как-то снизились.

Так вот, самый низший ценовой уровень, эту нишу по всему миру глобальные компании всегда оставляли местным производителям. И вот сегодня, когда кризис затянулся и неизвестно вообще когда закончится, федеральные игроки начинают осознавать, что работать нужно по всей линейке. Отсюда и огромные скидки, акции и т.д. Сейчас крупные западные производители начинают делиться, понимая, что иначе они рынок могут упустить. Происходит падение жизненного уровня, доходов населения. Если раньше у меня были стабильные объёмы, то сейчас они это расти. Почему? Да потому что, я всегда работал «внизу» и не рассчитывал на сверх прибыли, работая не с высокой цены, а с оборота.

— Если вот следовать такой логике, значит, конкуренция усиливается? Почему же у вас растут объемы реализации?

— Делиться надо. Да, невысокая рентабельность. Но если я за счёт своей рентабельности не опущу цену, то меня вообще выбросят с рынка. Это первое. Второе: надо снижать себестоимость. А вот над этим мы постоянно думаем!


5

Организовали своё производство тары, пробки, бутылок. Вложили деньги в оборудование, научились этим заниматься. А это, смею вас заверить, очень сложная технология. И, наконец, третье: необходимо чутко и оперативно реагировать на конъюнктуру рынка. Вот делают капиталисты какой-то продукт на этиловом спирту, а мы сделаем аналог, но на изопропиловом спирте. Сделали, убрали жуткий запах и продаем в несколько раз дешевле. Мы постоянно ищем ниши, куда бы можно было зайти. Просчитываем рентабельность, быстро ориентируемся.

К примеру, сегодня для снижения издержек, оптимизации расходов занимаемся автоматизацией производства. Целая команда программистов из Новосибирска работает. Надо это делать, потому как мы ощущаем реальные результаты этой работы. Одна автоматизация складского хранения дала 45 млн. рублей экономии. Масштабы производства такие, что в ручном режиме управлять им уже нельзя. Невозможно просто. Пока всех перспектив этого проекта по автоматизации мы не видим, но есть уверенность, что они есть. Если судить по результатам автоматизации складского хранения. Планируем, этот проект завершить и запустить весь автоматический комплекс весной будущего года. В конечно счете, это повысит конкурентоспособность нашей продукции.

— Ваша продукция по базовым критериям (цена и качество) изначально конкурентна, но ведь любую конкурентоспособность могут убить торговые сети.

— Наша продукция делится на две группы: одна выпускается под нашим брендом «Ренессанс-Косметик», другая, самая большая – это private label, контрактное производство, когда мы выпускаем свой продукт под марками торговых сетей. Таких как «Магнит», «Лента», «Холидей», «Мария-РА», «О’кей», «Метро», «Пятерочка», «Новэкс» и др. Это не наше изобретение, так работает весь мир. Доля private label в общем объеме продукции «Ренессанс-Косметик» — около 70 процентов. Остальное – матрица, продукция под нашим брендом. Конечно, мы теряем в прибыли, но нам это выгодно. Почему? Да потому что под брендом «Ленты» или «Магнита» продукция будет реализована быстрее, ее оборот будет короче, я заработаю сам и дам хорошо заработать сетям.

Хочу заметить, что прогресс не стоит на месте, появляется альтернатива традиционному ритейлу. Та же интернет-торговля. Мы уже год назад запустили свой проект. Но пока объемы сетевых продаж растет еле-еле. Нужны специалисты по продвижению нашей продукции в Сети. Да и менталитет, привычки покупателей сказываются.

Как бы то ни было, мы в настоящее время выпускаем 5 млн. единиц продукции в месяц. Чтобы наглядно представить этот объем, то это целый железнодорожный состав из 80 вагонов. И все расходится по всей России, от Калининграда до Сахалина. Мы присутствуем практически во всех крупнейших сетях. Хотя, покупая «Ренессанс-Косметик», многие даже не знают о происхождении товара. Название наше где-то маленькими буквами написано. Ну, и за границу — в Казахстан, Белоруссию, Узбекистан, Азербайджан, Киргизию. В Китай, хотя туда пробиться очень тяжело, но мы поставляем в Урумчи и Маньчжурию. Пытаемся привлечь покупателей экологичностью алтайских трав и меда. Даже создали специальную коллекцию с эксклюзивным дизайном. Рынок, что там говорить, очень привлекательный, но выйти на него, а тем более закрепиться, повторю, очень сложно. Китай производит все. Вот мы не умеем, честно говоря, делать хорошие экстракты, без которых невозможно произвести любую косметическую или парфюмерную продукцию. У нас сейчас появилась одна компания, томская, по-моему, где-то в предгорьях Алтая они производят. Но есть ты захочешь купить, они тебе бочку предлагают. Куда столько, ведь его требуется-то мизер. Может, когда-нибудь и займусь производством экстрактов, но всё схватить невозможно. И так уже сегодня выпускаем под 700 наименований продукции!


6

— По вашим оценкам, какую долю регионального рынка занимает «Ренессанс-Косметик» сегодня?

— Я на этот счет не заморачиваюсь. Сейчас, честно скажу, нужно просто выжить. Времена сегодня не самые лучшие, и, как мне кажется, это, увы, надолго. Если, конечно, мы не начнем что-то радикально менять. Причем инициатива должна исходить от государства. Так уж у нас все устроено. Пример перед глазами – Китай. А у нас никто не хочет ничего делать, производством никто не хочет заниматься. Потому что это тягомотно, не понятен результат. Лучше влупить деньги в какой-нибудь торговый центр! Так и тут уже рынок перегрели, что в коммерческой недвижимости, что в жилье. Куда сейчас деньги вкладывать? Вроде бы нужно вкладывать в промышленность… Ну так, ребята, вы условия создайте — нормальные! Если я посчитаю сейчас все налоги, которые я плачу, у меня ничего не остаётся. Неужели всё это сложно так, взять и посчитать?

— А не возникало желания политикой заниматься? Вы же в свое время второе высшее по специальности «политология» получили. Значит, были мысли заняться политикой?

-Это было в 1985 году, я тогда был как раз в политике. Участвовал в общественной работе.

— А сейчас что, охладели?

— Возраст…

— Да ладно!

— Все, тема закрыта. Я был очень долго в политике. Лет двадцать на общественных началах возглавлял Общественный совет по предпринимательству. Пойми, что этим серьезно заниматься. И с бизнесом совмещать невозможно. Помнится, я об этом предупреждал Пашу Тулина (Павел Михайлович Тулин, алтайский предприниматель, владелец сети магазинов «28 апельсинов», в 2010-2012 гг. возглавлял Общественную палату Алтайского края – А.К.). Сидели мы с ним в его «28 апельсинах» лет пять-шесть назад, чай пили, и я ему говорил: «Паш, ты чётко определись, чем хочешь заниматься. Потому как в политике тебя твой бизнес не прикроет, не поможет». Много было примеров, когда дёргались в политику, чтобы потешить своё тщеславие. Я потешил: был самый молодой вице-мэр города. Все, переболел этим давным-давно!

ДУБАИ, ПАРИЖ И БАРНАУЛЬСКИЙ МУСОР

— Ну, для кого-то политика – хобби. А у вас-то, Виктор Павлович, есть какое-то увлечение?

— Я очень много времени отдаю семье. Как долги возвращаю. Ведь был помоложе, у меня не было такой возможности, всё работа отнимала. Когда первая дочь Настя была маленькой, к сожалению, я ей начал заниматься, только когда ее мама умерла. Сегодня главные заботы и радости – о детях. Арсений, ему 10 лет, лучший пловец в Алтайском крае. Сейчас плывёт на уровне России, где-то в первой «пятерке» в своей возрастной категории. У него очень хорошие перспективы. Дочка, ей шесть лет, в этом году в региональном конкурсе «Поверь в себя» (эта наш алтайский телевизионный конкурс) участвовала. А в прошлом году мы были в Останкино на кастинге «Дети. Голос». К сожалению, не прошла. Но перспективы есть. Она вокалом занимается уже три года. Ну и естественно, мы много путешествуем. Вот это наше большое и красивое, общесемейное хобби! Как приятно и интересно познавать мир. Ведь в советское время ни хрена не видели: туда нельзя, сюда запрещено, да и денег не было. Да, путешествия – это наше хобби! А так… Я — ни рыбак, ни охотник.

-Какое путешествие или какая страна произвела на вас самое сильное впечатление?

-Ну, вообще-то, Дубаи.

-А что именно, экзотика или уровень комфорта?

— Скорее, степень развития. Вот задумаешься: вся страна, все ее благополучие зависит от кнопки компьютера. Стоит представить себе на секунду, что отключился этот компьютер и — все, через 3-4 дня Дубаи не будет. Опять всё в пустыню превратится. Жара за бортом там за 50, всё под кондиционерами. Но при этом она так благополучна, такая архитектура, такая культура!.. Я понимаю, что это маленький кусочек, в сравнении с Россией это — вообще ни о чём. Тем не менее, красивая страна, нам нравится туда ездить. Очень Мальдивы впечатлили, острова изумительные.

А недавно в Париж ездили. Вспомнилось, как в первый раз, будучи вице-мэром Барнаула, побывал в Париже в 1991 году. Приехали с Виктором Семеновичем Ревякиным, тогда он в Госдуме комитетом по экологии руководил, и Юрием Ивановичем Винокуровым, директором института водных и экологических проблем. Тогда был Париж совершенно другой, нежели сегодня. Сейчас это такая большая помойка. Так вот, мы уже договорились подписать контракт с крупнейшей французской фирмой на поставку оборудования для завода в Барнауле. Все шло по накатанной. Ревякин брался за то, чтобы профинансировать через Думу этот проект. Если бы не ушел из администрации Барнаула, был бы в городе свой мусоросжигательный завод, а проблему мусора решили бы. Но, как говорится, история сослагательного наклонения не знает….

СПРАВКА. Косихин Виктор Павлович родился в Барнауле 9 марта 1951 года. Окончил Алтайский государственный политехнический институт по специальности «Промышленное и гражданское строительство» и Социально-политический институт по специальности «политология». Прошел путь от мастера до начальника управления в тресте «Барнаулжилстрой». С 1983 по 1992 гг. был первым вице-мэром Барнаула. В 1992 году создал фирму «Реноме», которая специализировалась на оптовой и розничной продаже парфюмерии и косметики. В 1999 году, открыл собственное производство — завод по производству бытовой химии и косметики «Ренессанс-Косметик». Имеет многочисленные награды в области предпринимательства.

Беседовал Артем Кудинов

Фото – Андрей Соколов.

Оригинал материала: kapitalist.tv

Разработка и поддержка сайта — студия «Свитер»